Истории баллов в Оттаве

Для современного поколения слово «бал» ассоциируется с чем-то грандиозным, это отголосок прошлых времен. Это пышные, роскошные наряды, где каждая девушка и юноша пытались привлечь к себе внимание. Это места знакомств, начала отношений, заключения выгодных партий.

В наши дни баллы ассоциируются с переодеваниями на Хэллоуин, максимум на новогодние или тематические вечеринки. Это не так популярно, как, скажем, во второй половине девятнадцатого века. Чуть больше о тех временах и балах в Оттаве расскажет Ottawanka.

Баллы для высшего общества

Еще в 16 веке появился бал-маскарад. Постепенно мероприятия, как и их программа трансформировались, достигнув пика популярности. В историю баллов как наиболее грандиозные навсегда вошли мероприятия во французском дворе в Версальском замке. Гости танцевали до поздней ночи, основная часть посетителей — молодые и холостые, которые с удовольствием общались, вкусно ели и пили, знакомились. В Канаде, как и в столице Оттавы, баллы не обошли горожан.

Костюмированные вечеринки в те времена были действительно на пике популярности, особенно среди среднего и высшего классов в Британии и Северной Америке. Положили начало событиям, которых с нетерпением ждали все граждане, королева Виктория и принц Альберт. Высшее общество сразу покорила эта идея. Вот несколько причин такой популярности и восторга от баллов:

  • устраивали грандиозные мероприятия светские люди и аристократы. Быть приглашенным было величайшей честью;
  • мероприятия, как и собравшиеся, освещались в журналах, в газетах. В печати оценивались костюмы посетителей, их имена.

Дресс-код для балла

Посетители баллов имели право на самовыражение. Например, девушки и женщины имели возможность вместо строгого шиньона распустить волосы. В других обстоятельствах такие дерзкие действия спровоцировали бы общественное осуждение и позор, но не на балу. Во время торжественного события обычная традиционная одежда — платья в пол с длинными рукавами можно было заменить прозрачными, шелковыми нарядами, демонстрируя при этом руки.

Что же одевали джентльмены? Дресс-код маскарадного бала давал свободу и юношам, мужчинам. Черный сюртук, например, можно было отложить для будних дней в пользу кружева, ершей, ярких атласов.

Стоит добавить, что большое количество гостей арендовало наряды у профессиональных костюмеров. В целом, гости тратили огромное состояние для индивидуального пошива роскошных и эксклюзивных нарядов.

Костюмированный бал в Ридо-Холле

Это историческое событие, костюмированный бал, устроенный в феврале в 1876 года генерал-губернатором Канады. В прессе Северной Америки, Великобритании освещали мероприятие от графа Дафферина (Джеймса V из Шотландии) и его жены леди Дафферин (Марии Гиз). После выхода материала Оттава и Канада были поставлены на «социальную карту мира».

Балл в Оттаве обсуждали еще на протяжении целого поколения, это невероятное событие, которое долго никто не мог затмить.

Баллы лорда и леди Абердин

В 1896 году произошло грандиозное событие. Генерал-губернатор и его жена – лорд и леди Абердин устроили масштабный балл, навсегда вошедший в историю города. Следует немного рассказать о леди Абердин, которая была инициатором события (Ишбель Мария Марджорибенкс). Женщина славилась сильными социальными взглядами, впоследствии учредила Викторианский орден медсестер, а также канадское отделение Национального совета женщин.

Леди Абердин увлекалась историческими конкурсами, пышными, роскошными платьями. Она занималась устройством трех масштабных баллов, прошедших в Оттаве, Торонто и Монреале.

Первый балл лорда и леди Абердин в Оттаве

17 февраля 1896 года произошло событие, вошедшее в подборку выдающихся эпизодов истории Канады. В Палате Сената на Парламентском холме прошел первый из трех известных баллов. Для этого периода характерен религиозный и языковой раскол в Канаде. Лорд и леди Абердин были прогрессивными, пытались своими действиями подчеркнуть, что чтят историю своей страны. Более 1300 приглашений были отправлены, а гости должны были одеться в одну из девяти исторических групп. В каждой группе были известные исторические фигуры, а также вспомогательные персонажи. Клерк Палаты общин, автор книг по истории Канады, выбрал тему для каждой из групп. Это действительно было зрелищное мероприятие, поражающее своими масштабами. Необычной была и сама подготовка к балу.

Но бал был почти отменен из-за смерти принца Генриха Баттенбергского. Согласно протоколу, предполагалось шесть недель траура. Бал все же состоялся, но генерал-губернатор и его леди не одевались на бал, учитывая нормы протокола.

Леди Абердин вышла встречать гостей в официальном придворном платье, на котором была фата и страусовые перья. Лорд Абердин одежду официальную виндзорскую форму.

Особенности проведения балла

За два дня до даты мероприятия предполагалось проведение генеральной репетиции. Танцы были сложными, поэтому некоторые группы нанимали инструктора, много репетировали и учили движения. Вот один из примеров. Группа, изображавшая открытие Канады Жаком Картье, исполняла кадриль, другая группа, которой достались «Дни Монкальма и Вульфа», танцевали фараноль.

Весьма интересен тот факт, что леди Абердин позаботилась и об одежде для всех приглашенных. Она пригласила двух костюмеров, приехавших из Монреаля в Оттаву. Таким образом, гости бала могли арендовать роскошные наряды на ночь за 5-10 долларов.

В этот период зал Сената был временно закрыт. Это было нужно для обустройства танцевальной площадки стоимостью 25 000 долларов (1896 год). Такая непомерная цена в те времена позже осуждалась, как и сверхурочный труд рабочих.

Бал был украшен декорациями, а на каждом столбе развевались голубые шелковые флаги с короной. Один зал Сената отвели специально для оркестра, а другой – для столовой, выполненной в стиле «шведского стола».

В 21:00 начался балл. Приглашения проверяли полицейские у двери. Уже в 23:00 около 240 участников мероприятия покинули танцпол, спустившись в столовую. После очищения пола, гости снова танцевали. Грандиозный бал длился до 5 утра, он был успешным. В печати бал называли «блестящим зрелищем, которого не сравнить ни с чем».

Лорд и леди Абердин могли только радоваться этому, ведь на одну ночь языковое, религиозное разделение было временно забыто. Значение имело совершенно другое – танцы и костюмы, подготовка и масштабный размах события.

.,.,.,.